Смирнова
Вера Васильевна

Во время войны была ребёнком. Труженик тыла.

«Я пишу Книгу памяти о Великой Отечественной войне. Сегодня меня опять осенили новые идеи, и я что-то строчила. Поскольку я учительница 32-ой школы, я и пишу о том, как, какую роль играла 32-ая школа в годы войны. Вот титульный лист: «Никто не забыт, ничто не забыто». Вот содержание. Вначале в предисловие я включила о том, как в нашей школе работал госпиталь. Есть глава «Есть такая профессия — Родину защищать». Такой большой, очень большой раздел по годам — ветераны войны, работающие в школе после войны. И затем у меня такой раздел — «Дети войны». Воспоминания. Мои воспоминания и воспоминания учителей, живших в детские годы в военное время. Дальше — «Трудное детство». Это большая глава о моем детстве. Дальше у меня большая глава «Учащиеся о войне»: что нынешнее поколение может сказать. Ну и хочу заключить реквиемом Роберта Рождественского «Заклинаю, помните». Я написала уже 46 страниц. И это не все.

Когда началась Великая Отечественная война, мне было 10 лет. Детство и юность прошли в сложные военные годы. В течение всех 4-х лет дети трудились рядом со взрослыми. Здание школы 48 было отдано под госпиталь. Оно 1905-го года. Дрова заготавливали, печное отопление, дрова заготавливали сами ученики с учителями. Баграми ловили бревна, затем распиливали и раскалывали их. Дежурили, помогали санитаркам в госпитале, писали письма от раненых родным, боевым товарищам, выступали с концертами, шефствовали над семьями фронтовиков — на дверях их квартир укрепляли красные звездочки — заботы о них, помогали эвакуированным адаптироваться в новых условиях, посылали на фронт посылки. Девочки вязали для бойцов рукавицы, носки, шили кисеты. Годы были трудные, голодные и холодные.

Хлеб по карточкам — 300 граммов на человека, во всем ограничения. Например, вместо электричества — коптилки. Обогревались «буржуйками», писали порой на старых газетах между строчками, учебники выдавались в школе по одному экземпляру на 3–4 человека, но мы не падали духом.
Изучали военное дело, знали виды и устройство винтовок, автоматов, гранат. Энтузиазм был невероятный. Мы твердо верили в победу и, наряду со взрослыми, вносили свой посильный вклад в общее дело. «Все для фронта, все для победы!» — вот каждодневный девиз тех лет. Пионерско-комсомольский штаб был направляющим в нашей общественной работе. На работу на Мотовилихинский завод принимали с 12 лет. Многие мои одноклассники становились к станкам в заводских цехах. Особого внимания заслуживает работа школьников 12, 13, 14 лет в сельском хозяйстве. Вот это как раз относится и ко мне. Для нас это была пятая трудовая четверть. В период летних каникул 1943 и 1944 годов работали в Верхнемуллинском совхозе: сажали, пололи, окучивали картофель, свеклу, морковь, капусту. А в августе и сентябре убирали урожай. В совхозе нас кормили и даже иногда давали молоко. После жатвы хлебов на полях собирали колоски, соревновались, кто больше наберет. За хорошую работу нас хвалили. В совхозе в Верхних Муллах проработала 7 месяцев. Три месяца в 1943 году и 4 в 1944. Имею удостоверение ветерана Великой Отечественной войны, статья 20 — это труженики тыла. Своеобразным итогом трудных военных лет стало воспитание у нас беззаветной любви к Родине, силы воли, характера и постоянной потребности трудиться. Мне кажется, слова «никто не забыт, ничто не забыто» сегодня произносятся не только с горечью утраты, но и с надеждой на будущее.

22 июня 1941-го мы бегали. Это сейчас дети гуляют, а у нас не было в обиходе слова «гулять», мы бегали с соседскими ребятишками во дворе. Я в Рабочем поселке жила. Запыхавшаяся, забегавшаяся прихожу домой, а мама мне говорит: «Вера, чего ты хохочешь, чего ты прыгаешь, ведь война началась...» А папа сказал, я до сих пор это помню: «Ведь война. Меня на фронт возьмут. Может быть, я пойду добровольцем».

А мой папа работал, он с 1905 года рождения был, работал на Мотовилихинском заводе, в 25-м прокатном цехе, и всегда его отмечали, он был бригадиром, мастером был. Отмечали его особенные заслуги трудовые. И папа мой не был взят, у него была бронь. Папа мой все четыре года работал на заводе. Но работал он там сутками и, самое интересное, что самые маститые рабочие были все взяты на фронт. И работать ему приходилось с пацанами, с ребятами, и я вот там написала, что брали на завод с 12 лет. Как-то однажды папа приходит и говорит: «А Коля Бутяев с тобой учился?» Я говорю: «Да, Колька в нашем классе учился». — «Умер Колька. От дистрофии, от голода», — говорит. Вот так было трудно, учились. Ну папу моего не взяли так, но он всю войну работала на Мотовилихинском заводе и Быховский, директор завода, отлично папу моего знал. И папа был награжден. И потом Виктор Николаевич Лебедев стал директором завода и все очень с уважением относился к моему отцу. Папа мой прожил 81 год, он похоронен на Южном кладбище в Аллее Героев войны.

А мама не работала. Нас в семье было двое. В 1941-м году у меня появилась сестра Полина Васильевна, очень одаренная в музыкальном плане, играла, играет, и сейчас жива, на всех инструментах, прекрасно поет, окончила Новосибирскую филармонию и сейчас работает в нашем колледже, музыкальном училище. Сейчас она не работает. Нас было двое. Мама занималась воспитанием своих дочерей. Я с 1931-го года рождения, сестра моя с 1941-го. Ну, мама тоже ушла из жизни, а мы с сестрой, слава богу, живы. К сожалению, счетчик возраста движется в одну сторону. Никакой жучок не подходит, ничего. Ну, пусть он хоть помедленнее движется.

В настоящее время школа № 32 на передовых рубежах не только в городе, но и в Пермском крае. Не забывают в школе и ветеранов, которые приходят сюда. В родных стенах чувствуют себя по-прежнему молодыми, по-прежнему учителями. Здесь, в школе, интересуются, как они живут, как себя чувствуют, всегда поздравляют с праздниками нас и приглашают на школьные внеклассные мероприятия. Очень приятно учителям-ветеранам быть равноправными членами педагогического коллектива. Третьего марта 2015-го года в актовом зале в торжественной обстановке вручали ветеранам фронта и тыла юбилейные медали, в честь 70-летия победы над фашизмом. Медали получали труженики тыла. Это было жалкое, между прочим, зрелище. Под руки выводят, называют фамилию, а этот ветеран идти не может. Ну, я сидела близко, я без палки встала, пошла. Но некоторых под руки вели... Постарели юбиляры, но глаза светились, хотя всем под 90 лет. Не все смогли придти на вручение, они свою медаль получали дома. Ученикам — участникам войны было приятно чувствовать и осознавать, что добрые традиции прошлых лет не забыты и продолжаются, но они продолжаются уже в более современных формах и методах работы с подрастающим поколением. Так думают участники фронта и тыла, которые отмечают семидесятилетие Победы. Следует им пожелать здоровья и благополучия, мира и согласия. Они это заслужили.

День Победы это 1945 год, май-месяц. Ну во первых, этот день, объявление о Победе мы заранее уже слышали. Был взят Берлин, были взяты другие города. Но это был праздник!.. Был праздник величайший, люди плакали, радовались, поздравляли друг друга... Это было очень волнительное время. Вот наша школа 48-ая, поскольку она на горе, а Мотовилихинский завод на берегу Камы, внизу, и были прямо буквально перед школой поставлены артиллерийские орудия и был салют . Но не рассчитали и стали палить, и наши стекла полетели. И пришлось нам кое-где поставить фанерки. Но это, конечно, был праздник, праздник со слезами на глазах... Но не все ведь пришли... Это ужасное зрелище, когда люди, вон, соседи, получали похоронки, получали извещения «без вести пропавший», и вот это горе, слезы, членов семьи — это было что-то ужасное, это незабываемое и ужасное.

У меня есть специальная статья «Дети войны» о том, что они выстрадали эту победу, что они тоже внесли свою лепту, свой непосредственный вклад в дело победы. Тоже. Вот у меня есть такая раздел, статья — воспоминания наших пенсионеров. Тут я поименно вспоминаю всех, кто участвовал, кто погиб, кто награжден и так далее. У меня есть коллективное письмо детей войны. Есть коллективное письмо учителей-ветеранов. Ну, я всего его читать не буду, конечно. Только фрагмент. «Однако каждодневный призыв тех лет «все для фронта, все для победы!» звучал, как набат. И выжили и победили. Не все фронтовики вернулись домой, а их дети навсегда остались сиротами. Но не забыты отцы и братья. Пожелтевшие фотографии хранятся в их семьях. А в День Победы их портреты будут пронесены на Октябрьской площади на параде. Дети войны, которым сейчас под 80 и под 90 лет в свое время работали в нашей школе. И эти дети войны тоже стали ветеранами великой Победы, они достойны внимания, заботы со стороны молодых. Они выстрадали победу и по праву заслужили почет и уважение. Но годы идут. Мир вокруг нас становится мудрее и опытнее. А на сердце ветерана все-таки какое-то беспокойство и тревога. Они видят, что не все люди научились жить в мире друг с другом. Ветеранов очень волнуют события в Украине, межнациональные конфликты, людские страдания, ажиотаж в сфере экономики и производства. Нельзя так жить. Давай-ка посмотрим на голубое небо, согреемся теплыми лучами солнышка, вдохнем чистый воздух...»